вторник, августа 19

о героизме

Вы бывали во Владивостоке? Нет?
Чтобы представить топографию города, вам достаточно вспомнить какой-нибудь голливудский фильм с действием в Сан-Франциско. Например сериал, где герой Дона Джонсона рассекает на жёлтом Плимуте Барракуде с горки на сопку, с сопки на холм.Во Владивостоке можно зайти, например, в магазин, подняться на третий этаж и выйти на улицу через такой же точно нормальный выход, как и на первом этаже. Немного утомительно, прогуливаясь по городу пешком, подниматься в гору. Зато чудесно с неё спускаться.

Так вот.
В этом городе я познакомился со скейт-бордом. Мы брали доски на прокат, и пробовали себя на огромной асфальтированной площадке посреди "Океана". Не могу вспомнить, был ли это пионерский лагерь или просто база отдыха. Не важно.
Главное, что площадка эта находилась на высоком утёсе. С одной её стороны был парапет, обрыв, и море внизу, а с другой - крутая дорога в город. Она разматывалась с площадки вниз под каким-то невероятным углом.
Конечно, первое время мы даже не смотрели в сторону дороги. И без этого было страшно. Но не бывает так, чтобы пацан не сделал чего-то героически-самоубийственного. Ведь в том возрасте и геройство и самоубийство источают одинаково сильный аромат романтики.
Для пущего романтизма, разгонялись от парапета - выше просто некуда было забраться. Ускорение не только слышалось ушами, и чувствовалось телом, оно отлично просчитывалось в уме согласно непонятным ранее законам Ньютона.
А так как ум был занят серьёзными расчётами, то он не мог придумать как остановиться. Наверное, поэтому и заставил меня спрыгнуть в газон. Больно не было. Но оставалось горькое чувство - романтические мечты были опрокинуты и разбросаны по траве. Моей дружбе со скейт-бордом более не суждено было состояться.
ноябрь 2007