вторник, декабря 11

Нью-Йорк: Центральный вокзал



Это Центральный вокзал Нью-Йорка. Самый большой вокзал в мире. К нему ведут шестьдесят семь железнодорожных путей. У него сорок четыре платформы. И что примечательно - всё это добро спрятано под землёй. На поверхности мы видим только прекрасное здание вокзала. Никаких площадей, зон отчуждения, железнодорожных путей, парализующих город - ничего этого нет. Так же нет металлоискателей на входе, армии полицейских, ларьков с шаурмой, назойливых таксистов, бомжей, и прочих знакомых вам прелестей вокзала.

В месте, где сейчас стоит Гранд Централ, сходятся три железнодорожные ветки, две из которых в 1871 году принадлежали Корнелиусу Вандербильту. Чтобы выделиться на фоне главного конкурента, Пенсильванских железных дорог, и других небольших железнодорожных компаний, компания Вандербильта, Нью-Йорк Централ, предложила построить на месте трёх вокзалов одно большое депо. Оно так и называлось - Гранд Централ Депо.

Но 08 января 1902 года в тоннеле, ведущем в подземную часть вокзала, столкнулись два паровоза. Это была крупнейшая железнодорожная авария за всю историю Нью-Йорка. Пятнадцать человек погибли на месте, и ещё тридцать восемь были ранены, двое из которых впоследствии скончались. После этого паровозы были запрещены на территории Манхэттена. Это вынудило компанию Вандербильта перейти на электрические составы. В связи с этим пришлось полностью перестроить вокзал.



Новый Гранд Централ Терминал был открыт 02 февраля 1913 года. Это было прекрасное здание, построенное в стиле боз-ар, с мраморными лестницами, огромными окнами, и звёздным небом на потолке.

Вскоре, вокруг вокзала выросли офисные здания и небоскрёбы. В том числе, знаменитое здание Крайслер. Гранд Централ стал самым загруженным вокзалом в стране. В 1947 году через него прошло более шестидесяти пяти миллионов пассажиров.



Но в 50-е эра поездов дальнего следования в США закончилась, и всё больше людей предпочитали поезду самолёт или автомобиль. Пассажиропоток падал, а с ним падали и доходы. Владельцы здания заговорили о том, чтобы снести Гранд Централ, и построить на его месте офисное здание. Среди обсуждаемых был даже проект здания, которое на сто пятьдесят метров превышало Эмпайр Стейт Билдинг.

Тут нужно оговориться, что немногим ранее, в октябре 1963 года было снесено красивейшее здание Пенсильванского вокзала, которое построили те самые Пенсильванские железные дороги, упомянутые выше, а на его месте возвели знаменитый ныне Мэдисон Сквер Гарден.


30 октября 1963 года  Нью-Йорк Таймс писал по этому поводу: Until the first blow fell, no one was convinced that Penn Station really would be demolished, or that New York would permit this monumental act of vandalism against one of the largest and finest landmarks of its age of Roman elegance | До первого удара никто не верил, что Пенн Стэйшн действительно будет снесена, или что Нью-Йорк допустит этот монументальный акт вандализма против одного из крупнейших и прекраснейших примеров римского изящества своего времени.

Именно это событие послужило причиной для создания мэром Нью-Йорка Робертом Вагнером Комиссии по сохранению архитектурных памятников. И именно эта комиссия, при огромной поддержке населения, при поддержке Жаклин Кеннеди, не позволила владельцам вокзала снести его.

В 1968 году Нью-Йорк Централ, чтобы избежать банкротства, слилась с теми самыми Пенсильванскими железными дорогами, образовав компанию Пенн Централ. И в том же 1968 году Пенн Централ анонсировала планы по сносу Центрального вокзала, не смотря на то, что ещё полгода до этого Комиссия признала здание вокзала историческим памятником. Общественность возмутилась.

Вот, что сказала Жаклин Кеннеди (обратите внимание, что слово city у неё - женского рода):
Is it not cruel to let our city die by degrees, stripped of all her proud monuments, until there will be nothing left of all her history and beauty to inspire our children? If they are not inspired by the past of our city, where will they find the strength to fight for her future? Americans care about their past, but for short term gain they ignore it and tear down everything that matters. Maybe… this is the time to take a stand, to reverse the tide, so that we won't all end up in a uniform world of steel and glass boxes | Разве это не жестоко позволить нашему городу постепенно умереть, стерев все памятники, которыми он гордится, пока не останется ничего от всей его истории и красоты, чтобы вдохновлять наших детей? Если они не будут одухотворены прошлым нашего города, то где они найдут силу бороться за своё будущее? Американцы берегут своё прошлое, но ради краткосрочной выгоды они игнорируют его, и сносят всё ценное. Возможно, сейчас самое время высказать свою позицию, обратить волну вспять, потому что мы не хотим, чтобы всё закончилось безликим миром коробок из стекла и металла.

В итоге Пенн Централ подали в суд. Судебная тяжба по этому делу длилась почти десять лет, и дошла до Верховного Суда, который в июне 1978 года поддержал решение Комиссии. Вот здесь подробнее - тынц (англ.).

За это время сама Пенн Централ обанкротилась. На тот момент это было самое громкое банкротство в истории Америки. Права на Центральный вокзал переходили из рук в руки, пока в 1994 году МТА не подписала договор аренды на двести восемьдесят лет (!), и начала масштабную реконструкцию вокзала. К 1998 году вокзалу вернули весь лоск, с которым он открылся в 1913.

Интересная деталь. Долгие годы потолок вокзала был тёмным, как многие думали, от сажи и копоти локомотивов. Но оказалось, что он покрыт смолами и никотином, содержащимися в табачном дыму. Потолок очистили, но в назидание потомкам оставили небольшой нечищеный участок ровно над стейк-хаусом Майкла Джордана. Сейчас в здании вокзала, конечно, курить нельзя.


И как свидетельство минувших событий, в потолке оставили круглую выбоину, которая была сделана в 1957 году, чтобы установить посреди вокзала баллистическую ракету Редстоун. С помощью этой ракеты власти США противостояли возникшему чувству небезопасности среди граждан Америки после того, как Советский Союз запустил первый искусственный спутник Земли.


Изначально я не собирался писать исторический очерк. Я хотел рассказать о том, что мы пришли не в режимное время, и не увидели как лучи света проникают сквозь огромные окна; о том, что на минус первом этаже вокзала есть потрясающий рынок; о железнодорожном музее; о книжном магазине, где я купил свой книжный сувенир; о магазине Эппл. Но факт цеплялся за факт, появлялись новые события и обстоятельства, и вот я уже не описываю экскурсию на вокзал, а рассказываю его историю. Надеюсь, получилось не скучнее, чем школьные учебники. За фотографии и перевод с английского не ругайте - сделал как смог )

А ещё, мне почему-то история Центрального вокзала напомнила историю Москвы. И возможно, сейчас самое время высказать свою позицию, и обратить волну вспять. По крайней мере, у меня есть надежда, что общество уже созрело для этого.