вторник, мая 11

О городе

Как же меня торкает большой город! Какие же здесь разнообразные люди! И как много красивых людей!

То же самое, но с вариациями, можно написать о Лондоне или Париже, Питере или Берлине. Но сегодня я оказался именно в Москве.

Я хоть и бываю в городе каждые два месяца, с тех пор как уехал в Уренгой, но визиты эти в основном "точечные". Сегодня предполагался очередной такой выход в визовый центр, и только. Но, сдав документы, и выйдя на улицу, я не пошёл в метро. Я прошел центр поперёк - от Краснопресненской до Павелецкой.

Прошёл по Садовому до Спиридоновки. От неё - до Патриарших. В пруду плавают два белых лебедя, а дворники метут гранитный берег. Далее, по Большой Бронной - до Донны Клары.

Помню, когда у нас был офис в 19-м доме по Бронной, и я был только курьером, я всегда ходил мимо кафе, и заглядывал в открытые настежь окна. Мне тогда казалось, что кафе в таком месте должно быть невероятно дорогим. И я никогда не решался туда зайти. Оказалось, что там совсем не дорого. Обычное московское кафе. В меру уютное. С приятными официантами, и немного задирающей нос публикой.

Тогда, в начале нулевых, Козихинский переулок начали застраивать отвратительными пафосными ресторанами, с ценами, удивляющими бывалых. Лишь Донна Клара да бар Бахус были резидентами этого района, удачно вписавшись по духу в эти улицы и переулки. Отрадно видеть, что время расставило всё по местам, и рестораны-новоделки закрылись почти все. Это снова тихий, благородный, красивейший район города. Этакая московская Белгравия.

На Пушкинской площади где-то громко столкнулись автомобили. Люди повскакивали со скамеек, стали вытягивать шеи. Но за потоком машин, перетекающем из Страстного бульвара в Тверской, ничего не было видно.

На Тверском, кстати, фотовыставка, где одна неудачная фотография президента Медведева теряется среди роскошных видов городов, пустынь, океанов, скал... Люди подолгу рассматривают Большой Каньон, или любуются видами Санторини, а девочка в красной кофте уже долго стоит у какой-то льдины, потому что не может перестать икать, и ей неловко.

На самой Тверской ничего не меняется. Разве что появились жёлтые биотуалеты. А главная достопримечательность на ней - это, конечно, книжный магазин Москва, где я час выбирал путеводитель.

Забыл написать о пожилой испанской паре, с которой я разделил пару минут в ожидании зелёного. Но после того, как я влился в огромную группу развесёлой индийской молодёжи в переходе под Охотным рядом, испанская пара уже не кажется экзотичной.

По Моховой, меж тем, промчалась сотня велосипедистов в своей ежегодной гонке. Они видны буквально две секунды, но на эти секунды жизнь на улице замирает, и все смотрят только на них.

Красная Площадь изрисована навигационными линиями, и увешана праздничными плакатами. Люди вслушиваются в бой Курантов, и фотографируют всё подряд. А я впервые за 13 лет, что живу в городе, зашёл в Храм Василия Блаженного. Удивительно, как я раньше проходил мимо! В нём есть всё, за чем люди едут в дальние города и страны - древние камни, крутые узкие лестницы, низкие проходы... И там невероятно поёт хор. От пения, и осознания момента, просто пробивает на слёзы.
Что примечательно, в прейскуранте больше нет позорного разделения на граждан РФ и неграждан. Для всех - одна цена. И магнитики на холодильник стоят всего сто рублей.

На Кремлёвской набережной и мосту установлены световые пушки. По видимому, будет концерт на Васильевском спуске. Пушки охраняются несколькими весёлыми милиционерами, которые предупредили меня, что я могу потерять кошелёк - так неаккуратно он торчал из кармана.

В Водоотводном канале у Болотной площади бьют такие же некрасивые фонтаны как и перед собором ла Сеу в Пальме-де-Майорке, а на Кадашёвской набережной какие-то ребята спросили, где какое-нибудь кафе поблизости или хотя бы метро.
И вот уже Лужков мост. "Выращенное" влюблёнными дерево с замками, на которых выгравированы имена молодожёнов.

В Лаврушинском - пустынно. Хоть в Третьяковке и не выходной. Уличная торговка продала мне початок варёной кукурузы. В Стамбуле это норма: на улице, на ходу, есть жаренную рыбу. Почему же в Москве, где Хрущёв, не съесть кукурузу?

Оказалось, что церковь Святого Клемента, у метро Третьяковская, отреставрировали. Наверное, это хорошо, но она потеряла своё мрачное величие обветшавших фасадов.

Большая Татарская и Татарская улицы ожидаемо неинтересные. А на Садовом, напротив Павелецкого вокзала, стоят толпы уезжающих на автобусе в Воронеж. Парочки целуются, провожающие машут сиренью.

Всё это писалось на ступенях и лавочках города, непосредственно в момент возникновения впечатления. Поэтому написано неровно. Уж извините.

В общем, вот такой он был день 10 мая 2010 года!