среда, мая 21

История одного кладбища


Мы всегда жили как цыгане. Никакого имущества или просто родового гнезда. Перезжали с места на место, не пустив корни. Я до сих пор затрудняюсь отвечать на вопрос "Откуда ты?", потому что вариантов ответов слишком много. Больше, чем ожидал бы услышать вопрошающий.

Всё наследие наших предков - это история. Рассказы бабушек о своих бабушках. Легенды о монгольской принцессе, воспоминания о покорителях Целины, словарные статьи о контрреволюционерах, гордость за вернувшихся с войны, скорбь об оставшихся на войне. Но материальных свидетельств почти нет, если не считать нескольких фотографий.

И вот этой весной мы открыли место, которое связано с нашей фамилией настолько, что трудно переоценить.

Мы знали, что дед родился в 1931 году в деревне Добрыновка, Убаганского района, Кустанайской области. Но с его же слов мы знали, что деревня была расформирована, и больше не существует. Тем не менее, у нас было желание посетить это место.

Примерно вот так мы представляли себе брошенную деревню.


Но реальность превзошла все наши ожидания.




От деревни не осталось ничего. Только голая степь!
Хотя на картах Гугла Добрыновка ещё существует. Прям в чистом поле.





Единственное напоминание о том, что здесь когда-то жили люди - это кладбище. Его легко заметить с дороги, так как тут растёт единственное на многие километры дерево.



Ближе всего к дороге стоят два металлических креста. Они словно растут из одной могилы. Конечно, первым делом я подошёл к ним, и был крайне удивлён, что на каждом из них написана наша фамилия.





Кроме инициалов и года смерти не написно ничего. Судя по всему, кресты поставили уже в более позднее время. Вряд ли эти уголки 1929 года выпуска.




От увиденного, от этой красоты жёлтого поля и чёрных крестов на нём, от того, что большинство лежащих здесь были моими родственниками, от всего этого я пережил катарсис. Я не мог поверить, что это прекрасное место - наше, моё! Что я принадлежу этой истории, а эта история принадлежит мне.

Обычно я не очень жалую кладбища. Слишком мрачно, слишком натужно, слишком много ненужного хлама, слишком скорбно. А тут, посмотрите - настоящая идиллия.







Есть на кладбище и другие фамилии. Но наших больше всего.



Вот Балюда и Лёнчик притворяются расхитительницами гробниц.



На самом деле на этих могилах лежат истлевшие деревянные кресты. И они смотрели, что на них написано.



Я не знаю как описать свои ощущения. Мне кажется, ни одно моё слово не передаёт того восторга и трепета, которые я испытал там.




Вот так вот открылась ещё одна страница нашей смейной истории. А жизнь тем временем продолжается. Даже на кладбище.