среда, августа 21

Кустанай: конец истории



Вся весна, так уж получилось, была связана с поездками в Кустанай. Их было три: в марте, апреле, и в начале июня. Сегодня будет март.

Я редко бывал в Кустанае зимой. Как правило, мы приезжали сюда летом, во время каникул. Поэтому мне немного непривычен вид заснеженного двора. Привычны только его артефакты. Кажется, что голубую краску на конструкции для выбивания ковров не обновляли никогда. Балконы, к слову, тоже всегда были этого оттенка зелёного.


Само сердце двора заметно изменилось. Раньше здесь не было этой железной сетки. Футбольное поле у нас было не огорожено, и располагалось перпендикулярно сегодняшнему. А на этом месте, где я стою, всегда были две "радуги" - изогнутые дугой лестницы, упирающиеся концами в землю. Одна из них была довольно большой. По детским воспоминаниям, так в три-четыре моих роста. Особым шиком было пройти по радуге без рук. Мне никогда не казалась радуга опасной, хотя, однажды, оттуда упал мой племянник, и сломал себе руку.

Не знаю, было ли это место известно другим пацанам, но наша типа банда называла его "Три дерева". Хоть их на фотографии и больше трёх, но именно три дерева переплетались ветвями так, что мы свободно перелазили с одного дерева на другое. Там были удобные ветки для полежать и для посидеть, повисеть над дорогой, и бросить на проезжающую мимо машину мёртвого голубя. Сейчас деревья уже старые, и многие ветви обломлены. Наверное, современная детвора никак не выделяет их среди прочих.

Три дерева были частью Аллеи. Кусты по обе стороны Аллеи образовывали сплошные зелёные заборы. Не знаю, как летом, но зимой они выглядят жидковато.

Раньше Аллея продолжалась и за улицей Амангельды, и упиралась в Центральный рынок. Но автомобилизация не проходит мимо. Чтобы обеспечить удобный подъезд к рынку и достаточно парковочных мест, Аллею по ту сторону Амангельды вырубили. Получилась не интересная, пустая улица. А когда-то, когда только вышел фильм о мушкетёрах мы носились там друг за другом с самодельными шпагами; с луками - после Робина Гуда; и с плётками - после Будулая.

Сразу за Аллеей стоит вторая школа, куда я ходил целых два года. На линейку первого сентября меня отвела мама, а уже со следующего дня я ходил туда сам. Сейчас в Москве, например, наверное, такое - редкость.
Вокруг школы, сколько себя помню, был невысокий белый бетонный забор с орнаментом в виде колоса. Сейчас школа обнесена обычным чёрным забором из острых пик. По нему уже не походишь. А по старому забору мы могли обойти весь школьный двор по периметру. Я, правда, сорвался один раз, и рассёк об забор бровь, но зато мне есть, что сейчас рассказать об этом заборе. Я нашёл несколько сохранившихся старых секций. Наверное, их скоро демонтируют тоже.

Вот, кстати, сама школа. В детстве она была белой. Конечно, белый цвет был лучше.

По дорогам Кустаная ходят вот такие двухэтажные автобусы. Они старые, и немецкие, как и почти весь казахстанский автопарк.

Буквально за нашим домом стоит Горисполком. Сейчас он, конечно, называется иначе. Но раньше как-то никто не парился с названиями органов власти. Не было слов "мэрия" и "муниципалитет". Как не было и слова "акимат". Вернее, они были, но применимо к какой-то другой действительности.

Горисполком, конечно, тоже выглядел иначе. Не было этих пошлых синих панелей, а был красивый рельефный фасад, который каждый год красили в новый цвет.
Горисполком мы любили за то, что в нём стоял автомат с газ.водой. За одну копейку наливали воду без сиропа, за три копейки - с сиропом. Это сейчас найдя на улице десять копеек, или даже рубль, не знаешь, что с ним делать. А раньше мы неслись с найденными монетами именно в Горисполком. Не столько для того, чтобы охладиться от жаркого летнего дня, сколько ради развлечения.


Улица, на которой стоит Горисполком, всегда была имени Пушкина. Но никогда в сквере напротив Горисполкома не было памятника Пушкину. Даже удивительно, что во время массовых переименований улиц Александру Сергеевичу удалось устоять под натиском внезапно появившихся великих казахских писателей и поэтов.
Позади памятника, справа, стоит небольшой домик. Когда-то там был "Центр досуга". Мы произносили слово "досуг" с ударением на букве "о". Там можно было поиграть в компьютерные игры на "Атари", и посмотреть видеофильм. Все части "Полицейской академии", любовь к Брюсу Ли и Джеки Чану - всё оттуда. А ещё нас, шести- семилетних пацанов, пускали на фильмы ужасов. Я был чрезвычайно горд, что смог посмотреть две части "Зловещих мертвецов" не обосравшись, в то время, как парни, которые были на год старше, испугались, и ушли. Правда, "Извне" уже я не осилил. Было настолько страшно, что я до сих пор не видел этот фильм до конца.

Дальше, за Пушкиным, стоит фонтан. Его открыли как раз в 86-м или 87-м году, когда я ходил в Кустанае в школу. Можете смеяться, но тогда фонтан был больше. Посередине всегда был как бы второй ярус. Зачем его демонтировали, не понятно. Про день ВДВ мы тогда не знали, но в фонтане купались не менее активно.

Чуть дальше, за улицей Тарана, находится самый центр города. И раньше, и сегодня это самая лучшая часть города. Даже синее стекло и пластиковые панели Облисполкома не могут её испортить.


Плечом к плечу с областным акиматом стоит здание с башенкой, напоминающее чем-то гостиницу "Пекин". Удивительно, что ещё первоклассником я ходил в шахматный клуб, где сейчас располагается - не поверите - шахматный клуб. Я, правда, ничего о шахматах оттуда не вынес, и играть так и не научился.

Ближе к Парку, рядом с Университетом, поставили симпатичные бронзовые фигуры. Раньше я их не видел. Казахстанцы в труде и учёбе.



Парк мы любили прежде всего за аттракционы. Они, кстати, за двадцать пять лет нисколько не поменялись. Вот всё то же колесо, с вершины которого я высматривал (и до сих пор высматриваю) наш дом.

Тут же в Парке есть кинотеатр, который раньше назывался "40 лет Казахстану". Он совсем чуть-чуть изменился с тех пор, когда мы бегали сюда смотреть "Пиратов ХХ века". Кино в те времена было доступнее, и я посмотрел "Пиратов", кажется, четыре раза подряд. Не пойму правда, почему фильм 1979 года шёл тогда в прокате.


На этом, пожалуй, закончу с зимним Кустанаем. В след раз покажу весну и начало лета. А ещё у меня нерасказанная Вена, и свежие картинки из деревни Рябинки.